Нные проблeмы теории криминалистической тактики и обобщен положительный опыт практики собирания информации в ходе отдельных вербальных следственных действий - страница 3


Данные, отрицательно характеризующие личность

Данные, положительно характеризующие личность

Данные, подлежащие проверке, и вопросы, которые надо выяснить

1 Незаконное хранение оружия

2 Задерживался за браконьерство

3. Пьянство и ссоры с женой

4. ……………………….

1. Служебная характерастика положительная:

в работе старателен и исполнителен

2 Положительные отзы вы соседей

3……………………………..

1 ^ Причины разлада в семье

2 Где взял оружие?

3 Откуда взялась кровь на одежде

4…………………………..

б) Анализ фактических данных и собранных по делу доказательств.

С этой целью тщательно изучаются материалы уголовного дела и данные в отношении допрашиваемых лиц, которые по своим источникам и содержанию весьма неоднородны. Поэтому изучение материалов дела в первую очередь зависит от характера информации, относящейся к предмету допроса. В криминалистике разработаны общие рекомендации, определяющие последовательность изучения. К ним относятся:

1) предметная систематизация материалов для получения полных сведений об интересующих нас фактах, событиях, лицах,

2) изучение иных материалов, связанных с главными фактами, из которых можно почерпнуть сведения, способствующие детализации, уточнению во время допроса;

3) выявление противоречий и пробелов в изучаемых материалах;

4) изучение материалов для получения контрольных сведений, которые можно использовать на допросе.

Практическое значение такого изучения состоит в том, что оно помогает определить круг обстоятельств, по которым необходимо получить сведения на допросе. При отсутствии у следователя четкого представления об этих обстоятельствах допрос лишится целеустремленности: в показаниях неизбежно будут, с одной стороны, пробелы, а с другой — ненужные, не имеющие отношения к данные.

В процессе анализа фактических данных и собранных по делу доказательств следователь нередко сталкивается с вопросами, оценка и понимание которых требуют специальных знаний.

При изучении специальных вопросов в зависимости от характера и сложности дела следователь может использовать в качестве источников инструкции, приказы, справочники и другую специальную литературу по интересующему вопросу, получить консультацию у специалиста, иногда в сложных случаях полезно допрос производить в его присутствии. В некоторых случаях необходимо посетить место работы допрашиваемого, ознакомиться с технологией производства, порядком документо- и товарооборота на данном предприятии, системой учета и отчетности, уяснить употребляемую на нем терминологию и др.

В связи с этим принятая на практике специализация следователей по определенным составам преступлений либо по преступлениям, совершаемым в той или иной отрасли народного хозяйства, позволяет более полно изучить вопросы производства, хорошо знать дело, правильно и грамотно проводить допросы.

в) Изучение структуры общения интересующих нас лиц является важным направлением в исследовании материалов дела, способствующим эффективному и качественному решению главных задач подготовки к допросу. После того как все веющиеся фактические данные и собранные по делу доказательства проанализированы и определенным образом систематизированы (упорядочены), должным образом изучены все проходящие по делу лица, возникает настоятельная необходимость синтеза (соединения) всей полученной информации в какую-то систему. Особое значение данное направление приобретает при расследовании преступлений, совершенных группой лиц, когда отдельные акты преступного поведения—действия, операции, приемы — сочетаются в определенной последовательности и субординации как “та целенаправленной и волевой деятельности ее членов, роль и содержание действий которых могут существенно отличаться друг от друга как по степени активности, так и по характеру причинной связи с наступившими вредными последствиями. На практике следователь часто сталкивается с действиями лиц, ограниченными низшими уровнями поведенческих актов группы. В этих случаях ему порой трудно в действиях второстепенных участников усмотреть причинно-следственную связь с наступлением преступного результата от деятельности группы, и они допрашиваются по делу свидетели, внося дополнительные “помехи” в процесс установления истины, часто избегают заслуженного наказания Не менее важно на этом этапе выяснить истинные взаимоотношения интересующих нас лиц, без знания чего невозможно построение рациональной тактики допроса.

Для решения указанных задач следователь намечает конкретные вопросы, подлежащие установлению в процессе изучения структуры общения проходящих по делу лиц. В наиболее общем виде они могут выглядеть следующим образом.

1. Установление действительной роли каждого попавшего в наше “поле зрения” лица в структуре общения, связанного тем или иным образом с расследуемым событием.

2. Изучение возможности дезорганизации рефлексивных связей между этими лицами.

3. Изучение возможности использования для целей предстоящих допросов сложившихся в процессе совершения преступления внутренних механизмов взаимовлияния и взаимодействия участников друг на друга.

4. Изучение возможности использования складывающихся на предварительном следствии и существовавших ранее отношений между ними.

5. Изучение возможности создания или актуализации противоречий между ними.

6. Установление действительных мотивов поведения интересующих нас лиц.

7. Выявление среди них “слабого звена” — лиц, подлежащих допросу в первую очередь.

Названные вопросы тесно связаны друг с другом, а также с иными задачами, решаемыми в период подготовки к допросу и в процессе его проведения, что требует их комплексного разрешения.

На основе тщательного изучения материалов дела в рассмотренных выше направлениях следователь:

а) устанавливает очередность и порядок вызова на допрос. Правильное разрешение этих, казалось бы, мелких технических вопросов (каким образом вызвать лицо — отправить повестку по почте с вызовом через три дня; послать ли повестку с курьером с предложением немедленно явиться; вызвать телефонограммой по месту работы; выехать самому для производства допроса по месту работы или жительства лица) нередко имеет важное и даже решающее значение для получения наиболее ценных и достоверных показаний. Решение здесь зависит от обстоятельств дела, вопросов, подлежащих разрешению, того, насколько важно, чтобы данное лицо до допроса не имело возможности общаться с другими проходящими по делу лицами, и имеет процессуальный и тактический аспекты.

В первом случае закон прямо предусматривает время допроса: допрос подозреваемого (ст. 107 УПК УССР) —немедленно или не позднее суток с момента задержания, обвиняемого (ст. 143 УПК УССР) — не позднее суток после предъявления обвинения.

В тактическом аспекте выбор момента допроса лица в некоторой степени определяется его возрастом, прежней судимостью, жизненным опытом, ролью в совершенном преступлении и т. п. несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого желательно допрашивать безотлагательно. Вследствие недостаточного жизненного опыта допрос “по горячим следам” нередко приносит положительные результаты, поскольку несовершеннолетний не успевает деформировать представления самостоятельно либо под действием заинтересованных в исходе дела взрослых. Наоборот допрос взрослого обвиняемого иногда приходится откладывать на некоторое время для выбора тактического момента, места допроса и наличия соответствующих доказательств.

Если лицо имеет судимость, а следовательно и прошлый опыт оделенного преступного поведения, то его по сравнению с лицами , не имеющими такого опыта, надо допрашивать позже. Первыми допрашиваются лица, имеющие меньший опыт преступного поведения.

Состояние эмоционального возбуждения допрашиваемого является более приемлемым моментом для начала допроса. Сразу после совершения преступления виновные очень часто переживают содеянное и не способны разработать достаточно убедительных аргументов защиты. Интересны в этом плане данные эксперементальных исследований. Забывание воспринятого интенсивно уедает в первые 3—7 дней, а на 10—12 день оно стабилизируется Поэтому допрос свидетелей следует производить по возможен в первые дни;

б) определяет цели допроса. Во многих случаях допрос оказывается главным, подчас и единственным средством получени я информации о расследуемом событии. Это обстоятельство определяет основную направленность (генеральную линию) его проведения, которая, однако, не исключает, а наоборот, ставит перед допросом ряд дополнительных задач, как связанных с решением главной задачи, так и имеющих самостоятельное значение. В связи с этим при подготовке к допросу следователь должен определить основные цели его проведения. В большинстве случаев являются : 1) установление обстоятельств события; 2) оценка обстоятельств допрашиваемым; 3) продолжение изучения личности допрашиваемого; 4) оказание на него воздействия с целью получения правдивых и достоверных показаний; 5) осуществление воспитательного воздействия.

в) прогнозирует предстоящее общение. Спецификой прогнозирования работы следователя является невозможность полностью предвидеть его конечные результаты, оно очень динамично и постоянно меняется с получением новой, дополнительной информации о прошлых событиях, связях, лицах. Поэтому прогнозирование в работе следователя происходит поэтапно.

Прогнозирование имеет две стороны: одну, направленную на изучение динамики развития уже прошедшего события, и вторую, направленную на предсказания событий, которые еще должны произойти. Эта вторая сторона — предвидение иди предвосхищение — основана в значительной степени не на имеющихся конкретных фактах, а на жизненном опыте следователя, его интуиции.

Прогнозирование при допросе происходит по трем основным направлениям: 1) прогнозирование следователем собственных действий и поведения; 2) прогнозирование, а затем организация и направление действий других участников допроса; 3) предвидение возможных путей противодействия со стороны допрашиваемых лиц.

Остановимся на некоторых моментах двух последних направлений.

Подготавливаясь к допросу, следователь всегда должен учитывать возможность появления таких ситуаций, когда возникает необходимость в самом его начале психологически подготовить допрашиваемого, так как его активность, психическое состояние могут существенно повлиять на саму возможность проведения допроса, на достижение его целей. В то же время в самом допросе немало факторов, которые могут отрицательно сказаться на состоянии участников, снизить их активность. К ним относятся: переживание прошедшего события преступления, отношение участника к данному событию и отдельным лицам, наконец, сама обстановка допроса и т. п. Поэтому, планируя допрос, необходимо уделять внимание психологической подготовке его будущих участников, с тем чтобы они проявили активность в определенном, соответствующем целям уголовного судопроизводства направлении.

Для проведения такой подготовки следователь должен знать ряд обстоятельств, определяющих ее сущность и направленность, а также предварительно построить мысленную модель поведения допрашиваемого.

При этом принимаются во внимание: результаты изучения личности, объем информации о расследуемом событии, предполагаемое воздействие на него условий общения в процессе допроса, информации, которую он при этом получит, психическое состояние, которое может наступить у допрашиваемого в результате всех этих воздействий. В ходе подготовки следователь:

— подбирает тактические приемы воздействия на лицо, в целях его психологической подготовки к предстоящему допросу;

— принимает необходимые меры для улучшения условий проведения допроса;

— планирует и мысленно проигрывает применение необходимых тактических и психологических методов воздействия, направленных на снижение предполагаемого противодействия допрашиваемого.

Прогнозирование всегда предшествует конкретной деятельности по планированию;

г) составляет план допроса. Необходимым условием высокого качества проведения допроса, важным элементом его тактического обеспечения является составление плана, сущность которого заключается в определенной систематизации доказательственного материала, выборе тактики допроса и т. п. Другими словами, все действия, подлежащие осуществлению при подготовке допроса и в ходе его производства, отражаются в плане, он четко обрисовывает его предмет, а в некоторых случаях (при детализации предмета) — и границы, способствует систематизации выясняемых обстоятельств и придает деятельности следователя целенаправленность.

Можно рекомендовать во всех случаях допроса составлять письменный план, который может быть либо подробным и развернутым, либо сделан в форме кратких заметок, что зависит от сложности дела, от квалификации следователя и от его умения свободно оперировать собранным по делу материалом.

Обычно план содержит не только перечисление устанавливаемых обстоятельств, но и последовательность их выяснения, данные, на которых базируется постановка тех или иных вопросов, фрагменты материалов дела, которые несут в себе определенные сведения о выясняемых обстоятельствах. Особенно важно четко сформулировать в плане вопросы, которые надлежит задавать в процессе допроса. При этом не должна нарушаться их логическая последовательность. В ходе допроса одни вопросы могут отпасть, а другие, напротив, возникнуть. Однако и в этих случаях хорошо составленный план позволит быстрее ориентироваться в изменившейся обстановке, так как основная направленность допроса сохранится.

План, разумеется, не может предусмотреть всех особенностей допроса, он определяет, главным образом, основные его моменты, поэтому его необходимо рассматривать как гибкую программу, выполнение которой можно корректировать в ходе допроса.

План составляется в произвольной форме, различные образцы которой нашли отражение в криминалистической литературе и в принципе мало отличаются друг от друга. В качестве одного из образцов можно рекомендовать следующую форму:

Какие обстоятельства необходимо выяснить

Имеющиеся по ним фактические данные

Предполагаемаяпозиция допрашиваемого

Вопросы которые следует задать

Форма и порядок предъявления доказательств
















Техническое обеспечение допроса включает:

— подготовку технических средств проведения допроса;

— решение вопроса о лицах, которые должны принять в нем участие (эксперт, переводчик, педагог и др. );

— подготовку помещения для допроса.

§ 3. Установление психологического контакта

Характер человеческих отношений диктует разнообразие психологических контактов, содержание которых в процессе расследования сводится к “господству — подчинению” или к сугубо деловым контактам “взаимное следование своим обязанностям” и т. п.

Психологический контакт—это образное выражение, обозначающее взаимопонимание, доверие и желание двух лиц общаться друг с другом. Это форма взаимоотношения лиц, обменивающихся информацией в какой-либо деятельности.

Психологический контакт следователя с подозреваемым, обвиняемым, свидетелем, потерпевшим — это специфическая форма взаимоотношений представителя государства, которому поручено расследование, с названными лицами. Психологический контакт следователя с участниками уголовного процесса строится, с одной стороны, на нормах уголовно-процессуального закона, а с другой — на научных положениях криминалистики, судебной психологии, логики и теории управления деятельностью.

В криминалистической литературе до нашего времени нет единого понятия психологического контакта. По нашему мнению, наиболее удачно психологический контакт (как “согласованное деловое взаимоотношение следователя со свидетелем, потерпевшим, подозреваемым или обвиняемым, которое возникает на основе правильной позиции следователя и поведения допрашиваемого, соответствующего или не противоречащего задачам уголовного судопроизводства”) определяет Г. Г. Доспулов. Перекликается с ним позиция А. Н. Васильева, который писал, что “психологический контакт следователя с другими участниками следственных действий состоит в установлении отношений, характеризующихся точным и добросовестным выполнением всеми участниками (в том числе и следователем) своих процессуальных и нравственных обязанностей, правильном использовании своих процессуальных прав, в результате чего создаются отношения и атмосфера, благоприятствующие решению задачи данного следственного действия”. Уточняя положения, высказанные автором, добавим, что описанные им отношения между участниками являются по своей сути отношениями сотрудничества, которое может основываться не только на доверии, но и на кооперативных началах.

Отдельные авторы видят задачу установления психологического контакта в нахождении общих интересов следователя и допрашиваемого, т. е. в переходе в допросе от психологического “Я” к психологическому “Мы”. А. Б. Соловьев, указывая на особенности психологического контакта, делает вывод, что он носит односторонний характер, так как следователь стремится получить от допрашиваемого как можно больше информации и в то же время скрыть свою осведомленность по делу.

Однако в ряде работ (Н. И. Порубов, А. В. Дулов) наметилась тенденция выдвижения на первый план информационного аспекта психологического контакта, представляющего наиболее универсальную и наиболее независимую его характеристику. Общение в ходе допроса всегда связано с процессом адаптации — социальной личностной, ситуативной, что требует непрерывного поступления информации об условиях, субъекте общения и средствах управления общением. Причем информация здесь должна пониматься как “форма связи управляющего объекта с управляемым”.

Психологический контакт складывается в ходе общения и его обязательной предпосылкой является обоюдная готовность (установка) к восприятию и пониманию лицами друг друга. Общающиеся люди посредством использования различных средств (приемов) обмениваются информацией и в итоге между ними устанавливаются определенные отношения. Отсюда, что такое психологический контакт? Это и цель, детерминирующая готовность к общению, и процесс обмена информацией, предпринимаемый для достижения цели, и, наконец, это результат—те отношения, которые позволяют продолжить общение и совместно решать определенные задачи. Поэтому психологический контакт целесообразно рассматривать в двух планах: как определенные отношения, складывающиеся между участниками допроса, и как деятельность по созданию этих отношений, протекающую в форме общения.

Установление психологического контакта — это целенаправленная, планируемая деятельность следователя по организации и управлению движением информации в процессе общения, направленная на создание условий, обеспечивающих его развитие в нужном для достижения поставленной цели направлении и осуществляется на всем протяжении расследования. В то же время установление психологического контакта — это деятельность временная, характерная для каждого допроса, соответствующий “настрой” на общение.

Содержанием деятельности по установлению психологического контакта являются отношения сотрудничества и взаимопонимания (доверия), основанные на стремлении к единой цели (или, по крайней мере, на совпадении целей на отдельных этапах общения) или взаимном уважении обменивающихся информацией лиц. Установление психологического контакта есть активная деятельность следователя, направленная на формирование позитивной позиции лиц, дающих показания либо установки на продолжение общения и побуждение к сотрудничеству.

Возможности установления психологического контакта, его формы, подход к общению, благоприятствующий достижению цели, зависят прежде всего от индивидуальных психологических качеств человека, с которым предстоит установить отношения сотрудничества, от его типологических особенностей, характерных для исполнения им определенных обязанностей, роли в конкретной ситуации события преступления, жизненного и специального опыта. Отсюда, в деятельности по установлению психологического контакта на первый план выдвигаются умения следователя разбираться в психологии людей, владеть приемами допустимого воздействия на них, методикой анализа их поведения и самоанализа. Для этого необходимы жизненный опыт и знание рекомендуемых криминалистикой тактических приемов, основанных на данных психологии, логики и других наук.

В криминалистике в основном разработаны тактические приемы установления психологического контакта, однако конкретные рекомендации для его достижения различаются. Так, А. В. Дулов в числе приемов называет: а) возбуждение интереса допрашиваемого к предстоящему допросу; б) возбуждение интереса у допрашиваемого к допрашивающему (следователю, прокурору, начальнику розыска); в) обращение к закону, разъяснение значимости требуемой информации, ознакомление с обстоятельствами, смягчающими вину, и т. п.

В. Ф. Глазырин для установления психологического контакта рекомендует следующие приемы: а) обращение к логическому мышлению обвиняемого; б) возбуждение у обвиняемого интереса к общению и результатам его (если обвиняемый действительно совершил преступление, то вина его будет доказана независимо от его показания, и т. п.); в) повышение эмоционального состояния — возбуждения (обращение к чувствам обвиняемого: гордости, стыду, сожалению, раскаянию и т. п.); г) воздействие на обвиняемого личными качествами следователя (вежливость, справедливость, доброжелательность, требовательность и т. п.).

При установлении психологического контакта нельзя допускать ситуации “смыслового барьера”, когда в процессе общения наступает взаимное отчуждение, непонимание друг друга. Оно характеризуется недоверием, враждебностью, психологической непроницательностью. Все доводы кажутся обвиняемому попыткой обмануть его.

Обобщая сказанное, можно назвать наиболее общие способы установления психологического контакта:

1) создание надлежащей обстановки допроса;

2) допрос наедине;

3) корректное поведение следователя как представителя государства, выполняющего важные общественные функции,

4) демонстрация доброжелательности, непредвзятого отношения к допрашиваемому, возбуждающих интерес к следователю как партнеру по общению,

5) демонстрация умения выслушать до конца, не повышать тон;

6) проведение предварительной беседы на отвлеченную тему;

7) обращение к логическому мышлению;

8) разъяснение целей и задач допроса;

9) создание обстановки, возбуждающей интерес к допросу и результатам его.

При установлении психологического контакта нельзя допускать:

1) длительного ожидания допроса;

2) проявления излишней заинтересованности, сожаления;

3) обещаний невыполнимого, использования лжи, призывов к действиям, противоречащим нормам морали, и т. п.

Таким образом, можно сделать вывод, что в литературе установление психологического контакта связывается с применением тактических приемов, направленных, в первую очередь, на побуждение готовности допрашиваемого дать правдивые показания, добросовестно выполнить свои нравственные обязанности, возбуждение чувства доверия к следователю с тем, чтобы допрашиваемый (в том числе и обвиняемый) своим поведением способствовал достижению истины, выполнению задач уголовного судопроизводства. К сожалению, зачастую эти идеализированные пожелания остаются “благими намерениями”, и не больше, сталкиваясь с ситуациями конфликтного противоборства лиц, всеми силами стремящихся скрыть истину. Поэтому, думается, от таких лиц реальнее будет не требовать “своим поведением способствовать достижению истины”, ибо поиск истины — профессиональная задача следователя, а пробудить готовность к общению и сотрудничеству со следователем в решении отдельных задач расследуемого дела, составляющих предмет конкретного общения.

Психологический контакт как непременный атрибут общения предполагает различные виды взаимодействия, и прежде всего кооперацию и конкуренцию. Поэтому установление психологического контакта возможно и в тех ситуациях, когда лица имеют несовпадающие интересы, тем не менее проявляют готовность и желание к обмену информацией н пониманию друг друга.

Анализируя приводимые в литературе тактические приемы установления психологического контакта, можно также заметить, что в них основное внимание уделяется внешней стороне информационного взаимодействия — обеспечению на допросе беспрепятственного и активного участия в нем допрашиваемого, т. е. наличие или отсутствие психологического контакта в процессе общения ставится, главным образом, в зависимость от желания лица давать показания, в связи с чем и происходит выбор приемов тактического воздействия на него. Такой подход к решению этого вопроса нам представляется не совсем продуктивным.

Бесспорно, что организация правильных взаимоотношений следователя с допрашиваемым является важной стороной установления психологического контакта. Умение следователя проявить свои коммуникативные свойства (вежливость, доброжелательность, внешнее выражение стремления выслушать собеседника и т. п.) и расположить к себе допрашиваемого (завоевать авторитет, добиться уважения, вызвать доверие) требует определенных тактических усилий, являющихся выразителями стиля его поведения, в котором воплощается единая направленность всех особенностей общения взаимодействующих сторон в процессе допроса.

Стиль поведения при этом характеризуется двумя взаимосвязанными факторами: во-первых, внешними формами проявления особенностей поведения или манерами (формами обращения к собеседнику “на ты”, “на вы”, по имени, по фамилии; предложением или разрешением курить; проявлением внимательности, чуткости и пр.) и, во-вторых, внутренним, “добавочным” смыслом или подтекстом поведения (т. е. следователь, например, должен вести себя так, чтобы допрашиваемый видел в нем представителя государственной власти, стоящего на страже социалистической законности, убедился, что следователь стремится выяснить истину, что ему можно доверять, осознал, что следователь знает свое дело, и обманывать его бесполезно).

Планируя допрос, безусловно, необходимо учитывать все эти факты, однако основной акцент при установлении психологического контакта следует перенести на активизацию роли следователя в этом процессе. В связи с этим тактическое воздействие не следует ставить в зависимость от желания допрашиваемого давать правдивые показания, а наоборот, желание его вступать в общение со следователем (потребность передать информацию) нужно рассматривать как явление, зависимое от тактического воздействия следователя.

Таким образом, в основе взаимодействия при установлении психологического контакта лежит упорядоченное определенным образом движение информации, в котором в качестве главного управляющего элемента необходимо выделить и актуализировать меру влияния следователя (его предприимчивость, инициативу, выражение внутренних побуждений к изменению обстановки, к новым формам сотрудничества) на другого участника взаимодействия.

Условно, в целях оптимизации тактических приемов воздействия на допрашиваемых, деятельность следователя по установлению психологического кот акта можно разделить на три относительно самостоятельных этапа (стадии):

1. Предшествующая общению стадия, которая складывается из:

а) прогнозирования процесса установления психологического кон! акта в ходе подготовки к допросу;

б) создания внешних условий, облегчающих установление психологического контакта.

2. Начальная стадия общения, состоящая из приемов, направленных на:

а) проявление внешних коммуникативных свойств в начале зрительно-кинестезического (безречевого) общения;

б) изучение психического состояния, отношения допрашиваемого к начавшемуся общению.

3. Стадия последующего общения, связанная с поддержанием психологического контакта и преодолением негативной позиции. Она складывается из:

а) действий по ликвидации помех в общении;

б) тактических приемов, направленных на возбуждение интереса к развитию начавшегося общения и его продолжения в будущем.

Перечисленные выше этапы в рассматриваемом нами поведенческом аспекте деятельности следователя по подготовке и проведению допроса представляются как специфически организованные и управляемые поступки, действия и комбинации действий следователя, направленные на установление, контроль и регулирование отношений взаимодействия в соответствии с поставленной целью и избранной моделью общения. Поэтому, солидаризуясь с А. Н. Васильевым, мы считаем целесообразным говорить о формировании психологического контакта как о тактической задаче, решаемой путем применения группы частично названных нами и упоминающихся в литературе тактических приемов.


5449714225432853.html
5449840152832678.html
5449992678883050.html
5450070236840764.html
5450199860342729.html